?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Альберт & Альберт

  • 15th Oct, 2001 at 9:50 PM
grafiti
Одна из самых милых сердцу опечаток произошла в издательстве "Прогресс", которое в то время, помимо всего прочего, издавало книги и учебные пособия для слепых. Эту историю рассказал мне один слепой, Альберт Альбертович. Я в то время был студентом, и подрабатывал у него, диктуя ему ноты - а он их печатал на специальной печатной машинке для слепых (в этих машинках всего три клавиши).

Так вот, он мне рассказал про то, как "Прогресс" очень долго готовил к изданию брайлевскую версию учебника по русскому языку для третьего класса.

Наконец, издание увидело свет - и тоненькие детские руки потянулись нащупывать выпуклые точечки текста учебника по русскому языку. В этом учебнике все оказалось прекрасно - кроме одной единственной опечатки. На обложке в слове "учебник" была пропущена буква "ч".

Кстати, Альберт Альбертович был очень интересной фигурой. Его отец, восьмидесятипятилетний немец, тоже кстати Альберт Альбертович, отличился тем, что на старости лет полностью разучился говорить на русском языке. Тевтонское начало, видимо, победило. При этом дело осложнилось тем, что старик Альбертович при этом еще и полностью оглох, так что сын его, слепой Альберт Альбертович, специально выучил язык жестов, причем по-немецки. Так они и общались - отец и сын, тот не видит, другой не слышит, и оба говорят, а сами не знают, говорят ли они в пустоту в данный момент или нет.

Сказать, что сердце сжималось при виде их беседы - это значит ничего не сказать...


Comments

( 6 comments — Leave a comment )
molcha wrote:
15th Oct, 2001 14:23 (UTC)
Cамая милая сердцу опечатка - это все-таки классическая, в журнале "Домовой" сколько-то лет назад, в рекламе. А эта Ваша брайлевская мила сердцу даже не как опечатка, а как фон для бесконечных Альбертов.
nasha_sasha wrote:
15th Oct, 2001 14:31 (UTC)
Re:
Да, Вы правы - тема Альбертов очень глубока. Так иногда бывает, жизнь тебя наводит на какую-то тему, вроде вот темы этих Альбертов, и ты начинаешь ощущать, как у тебя начинают идти мурашки по спине. От близости к чему-то очень настоящему.

Я тему Альбертов пытался преподнести Люсе Улицкой - как тему дле ее следующего романа. Она очень внимательно меня выслушала, с подробностями. А потом написала роман совсем о другом - я специально пытался найти в нем хотя бы завуалированные упоминания об Альбертах, но не нашел.
molcha wrote:
15th Oct, 2001 14:47 (UTC)
Re:
Мне, по правде сказать, казалось, что Улицкая пишет только об Альбертах. Вот последняя ее книжка, там же все герои - безусловно Альберты, некоторые даже и Альбертовичи.

Хотя, если подумать, Вы просто не тому человеку предложили эту тему. Набоков бы написал, или вот Фрейд, пожалуй. А у Улицкой качество мурашек не то, а то ли она не следит за ними с должным вниманием. Поэтому, даже когда она пишет об Альбертах, получается как-то неправильно, никто этого не замечает.
nasha_sasha wrote:
15th Oct, 2001 15:09 (UTC)
Re:
Просто Люся пришла в литературу не из литературы, а из биологии с химией - это было ее главным занятием до того, как она стала писать сценарии для Еврейского театра, а потом и просто прозу.

А начинала она с плохих детских сказок. Все-таки она очень многому сумела научиться - но, скорее, все-таки не через писательство, а какими-то другими путями.

А я вот зато хорошо придумываю темы - так что если Вам когда-нибудь понадобится хорошая тема, то Вы всегда ее найдете где-нибудь в том месте, где присутствую я. У меня есть странное умение их плодить вокруг себя.
molcha wrote:
15th Oct, 2001 15:26 (UTC)
Re:
Очень много химиков-биологов почему-то начинают заниматься литературной и окололитературной деятельностью. Как-то им там по-особому мозги клинит, что ли?

Хорошая тема всегда нужна. Они очень полезны в хозяйстве.
nasha_sasha wrote:
15th Oct, 2001 15:37 (UTC)
Нет, просто в какой-то момент жизни они начинают осознавать, что химия, как наука, есть уже наука завершившаяся. В химии уже все, что было можно, открыто, и новых открытий ждать не приходится.

Это было прекрасным занятием, когда можно было изобретать кислород. Теперь уже кислород не изобретешь. По этому поводу я как-то раз придумал такое стихотворение:

* * *

Свинец да селитра, и ртуть с известковой водой -
И час пролетел незаметно в кипеньи реторты,
Еще на три ярда меня отдалив от вострорга
Познания мира. О! Тридцать три года тружусь,
И все, что открыл - есть простая сурьма и селитра.
Как серая сера прихода Св. Бенедикта,
С его известковыми сводами, каменной кладкой,
Так мой кропотливый, слепой, повседневный, беспомощный труд
Наводит лишь мысли о тлене земного порядка,
О страхе льняного покрова.
Три унции олова, три серебра - и три олова,
Три унции горных пород и железистых руд.


Это стихотворение очень полюбилось Максиму Бутину, он долго потом приставал ко мне с требованиями объяснить ему, отчего там сера упоминается. Пришлось сознаться, что сера там произошла от фонетической игры "серый - сера".
( 6 comments — Leave a comment )