?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

31st Oct, 2001

  • 9:36 PM
grafiti
Давид Самойлов придумал такой перевод "Лесного царя" Гете:

* * *
Кто скачет, кто мчится ночным путём?
Это папа со своим дитём...


Comments

( 10 comments — Leave a comment )
xura wrote:
2nd Nov, 2001 08:45 (UTC)
ух!
смешно. да.

вот и Вам в подарочек от нас с котами:

Wer reitet so spät
Durch Nacht und den Wind?
По диким степям Забайкалья…


nasha_sasha wrote:
2nd Nov, 2001 21:15 (UTC)
Re: ух!
Спасибо!

Вообще, тема Германии очень многогранна. Например, у меня в старших классах средней школы чуть было не случился интим с молодой учительницей немецкого, которая пришла на стажировку. До полного интима не дошло, но дело было близко к тому: я ей писал по-немецки стихи, а она мне за это подарила томик запрещенного в то время Мандельштама - в немецком переводе! За это я ей давал читать своего Мандельштама в издании Струве, где было много фотографий. Она совершенно млела, но на последнее, роковое сближение не решилась. И правильно сделала, как я теперь понимаю...
xura wrote:
3rd Nov, 2001 02:30 (UTC)
у каждого своя пуля в голове
Вчера собирала маме комп. И как раз вспомнила, что уж и забыла вовсе. Первая настоящая школьная любовь - чтоб до сведенных коленок - была к учителю программирования. Он был высок, неуклюж, косолап и еще к тому - рыжий. Машины тогда тоже были большими и косолапыми.
Ужас!
Моя подруга ("программист в третьем поколении - дед за кибернетику сидел") и я изводили его и мучили. Кончилось тем, что урок начинался как-то так:
- Рагозина спит? Не будем ее будить! Проснулась? Рагозина, выйди из класса.

А Мандельштам Струве - это который "умковский" Струве-Струве и Филиппова? Он у меня тоже был. Дважды незаконный: переплетенная двусторонняя ксерокопия - высший шик самоиздата.
nasha_sasha wrote:
3rd Nov, 2001 06:14 (UTC)
Re: у каждого своя пуля в голове
Да, Струве-Филлипова. Нет, у меня он был фабричного производства, вкусно пахнущий ненашей типографской краской, серый такой том. Собственно, он был в трех томах, они потом еще тощенькое приложение издали.
xura wrote:
3rd Nov, 2001 06:31 (UTC)
четвертый допольнительный тощенький том
как раз сейчас лежит у меня на столе. Смотрела в нем переводик Табидзе.
вот ведь 8)))
nasha_sasha wrote:
3rd Nov, 2001 07:33 (UTC)
Re: четвертый допольнительный тощенький том
Я иногда по этим томам скучаю, ибо они остались у меня в Москве. По прозе, например. Когда я собирался в Англию, то всял с собой узелок с самыми главными книгами, включая первый том Струве-Филлипова. Думал, потом как-нибудь заберу остальное. Это "потом", естественно, так и не настало, а уже скоро будет 14 лет тому...

Я принадлежу к той ленивой категории читателей, которые никогда сами по собвстенной воле не обзаводятся книгами. Практически все книги, которые у меня есть, были подарены мне или авторами, или составителями, или редакторами :-)

Или просто они уже *были*.
xura wrote:
3rd Nov, 2001 14:03 (UTC)
две книжки на одном столе
1)
Мне не спится, нет огня;
Всюду мрак и сон докучный.
Ход часов лишь однозвучный
Раздается близ меня.
Парки бабье лепетанье,
Спящей ночи трепетанье,
ЖИЗНИ МЫШЬЯ беготня...
Что тревожишь ты меня?
/.../

2)
Что поют часы-кузнечик,
Лихорадка шелестит
И шуршит сухая печка, --
Это красный шелк горит.

Что зубами МЫШИ точат
ЖИЗНИ тоненькое дно, --
Это ласточка и дочка
Отвязала мой челнок.
/.../

- А что же еще было в том узелке? (заинтересованно)
nasha_sasha wrote:
4th Nov, 2001 04:03 (UTC)
Re: две книжки на одном столе
В том узелке, кажется, было:


  • Книга М.Чулаки про инструментоведение, подаренная мне учеником Чулаки


  • Книга Филипа Гершковича "О музыке", подаренная мне моим учителем гармонии в день окончания музыкального училища (Гершкович был последним учеником Антона Веберна)


  • Книга Герниха Нейгауза, подаренная мне моей учительницей по фортепьяно Галиной Денисовной Живаго


  • Кажется, еще была книга, данная мне Леной Гольцман, "в дорогу" - не помню точно какая именно. Лена Гольцман потом довольно удачно конфисковала большинство моих книг, когда мы впоследствии поженились и развелись через несколько лет - я до сих пор иногда ей говорю: "Аньчи, отдай хоть что-нибудь" - на что она мне отдает какую-нибудь совершенно бесполезную книгу, типа Аксенова, под видом "моей"


  • Упомянутый первый том Мандельштама, который прислал нам мой покойный отец из Англии, и куда эта книга в конце концов и вернулась



Кажется, все.
xura wrote:
4th Nov, 2001 11:35 (UTC)
Re: две книжки на одном столе
с ужасом гляжу на полки вокруг.
и особенно -- на один стеллаж.

помню, сколько мук было у Вадима Перельмутера, когда он уезжал в Мюнхен. как было книжки жалко. часть до сих пор перевозит, хотя уехал уже 4 года назад (вчера подсчитала). единственный такой тотальный переезд с книгами на моей памяти 8)))

(стишковые переделки еще:
приятель процитировал Есенина, а я того Е. не люблю вовсе. вот и вышло: "Ты меня не любишь, не ШАЛЕЕШЬ...")
nasha_sasha wrote:
4th Nov, 2001 13:23 (UTC)
Re: две книжки на одном столе
Есенин, как и Некрасов и прочие, принадлежит к категории жалостливых поэтов. Их поэзия может быть сколь угодно талантливой и самобытной, но жалостливость из стихотворения "никаким бензином не выжгешь", если она там есть. А все жалостливое рождает эмоцию, с помощью которой невозможно никаким образом положительно повлиять на причину возникновения ситуации, при которой чувственным людям становится *жалко*. "Нельзя убивать маленьких пчелок, у них же глазки" - повествует такой автор, в расчете на добрую аудиторию, которая прослезится. Но ведь те, кто от этого прослезятся, они и так знают, что у пчелок есть глазки, и маленькие деточки, которые их ждут...

А злодей, кто ходит повсюду и истребляет пчел, только ухмыльнеться цинично, прочитав что-нибудь жалостливое.

У Мандельштама практически нет жалостливых стихов, разве что детское про два трамвая. У Пушкина тоже жалостливое трудно сыскать - пожалуй и вовсе нету.

Жалостливые стихи - один из самых легких жанров поэзии, доступный практически любому поэту. Это - одна из причин, по которой я уже много лет перестал писать стихи по-русски, ибо что я не напишу, получается жалостливое. Как-то надоело. Английский же язык гораздо более аскетичный, он не оптимизирован для жалостного.

Ну вот, это был такой длинный способ утверждения того, что я тоже не люблю Есенина :-)
( 10 comments — Leave a comment )