?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Приход, Уход, Ход.

  • 13th Jun, 2004 at 2:57 AM
grafiti
Луноход у меня связан со слезами.

Мне было четыре года и я себя однажды плохо вел за столом. А именно, в присутствии иностранца Ежи, я пытался надевать себе макароны на нос. Ежи был некий польский диссидент, скрывающийся не то советских, не то польских властей у нас дома. Почему-то он именно у нас решил скрываться.

В довершение этого, в тот вечер я систематически оскорблял иностранца, упорно называя его не Ежи, а Ёжа - мне это казалось совершенно естественным, тем более, что он действительно был похож на ученого ежа. Никакого природного, врожденного уважения к иностранцу у меня, видимо, не было уже тогда, иначе бы я, конечно, вытянулся по струночке и глядел преданными глазами на иностранца, как положено всем детям. А я не глядел.

Кончилось это тем, что меня с позором вывели из-за стола и отравили в темную комнату, где на маленький столик поставили мою детскую тарелочку с несчастными, уже холодными мараконами - и заперли дверь на какой-то особый (подозреваю, вымышленный) ключ.

Я долго сидел в полной темноте, беззвучно заливаясь слезами. Наконец мои родители решили проведать, жив ли я вообще. Увидев меня горько рыдающим над тарелкой с макаронами, они сжалились. Может, в них "проснулась совесть". Я представлял собой, видимо, такое безутешное зрелище, что они решили меня утешить луноходом, который Ежи специально привел из Праги для меня. Они сначала решили мне этот луноход не давать, из-за плохого моего поведения, но тут уж им пришлось его распаковать, вставить в него батарейки и включить.

Луноход, сияя оранжевыми прожекторами, лунными ногами с приятным механическим урчанием сам собой побрел в мою сторону, утешать меня. Внутри у него были разноцветные электрические проводки. В тот вечер я впервые обнаружил, как далеко расходятся "лучи", когда заплаканными глазами смотришь на что-то яркое. Мои "лучи" разошлись на всю комнату, один уперся в потолок, другой - в пол, а третий вышел в ночное окно, во двор редакции журнала "Красная Звезда".

Из-за слез я так и не смог рассмотреть луноход. А на следующий день он сломался и огни его больше не зажигались и вообще он перестал двигаться сам собой. Никакого интереса я к нему в таком виде не испытывал. Без горящих огней он был бессмысленным предметом, никакого отношения к Луне не имеющим.

В тот вечер я понял, что, во-первых, мои отношения с поляками "не сложились раз и навсегда хоть они и не виноваты", а во-вторых в сознании навечно отпечаталась ассоциация Луна == Слезы.

И еще - "Ход". "И гад морских подводный Ход" - грустное, печальное шествие, в темноте, с глазами полными слез. Юдоль земной скорби. Именно с такого Хода начинается опера "Орфей и Эвридика" - этот Ход невозможно наблюдать без чувства неземной тоски.

Луноход каким-то таинственным образом связан с Ходом. Там тоже все печально, в этих лунных ветрах...


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
ex_angel_li wrote:
12th Jun, 2004 19:16 (UTC)
как вы милы!:)
вы были шаловливым и живым ребенком.

удивительно, позавчера мне снился сон: я пела в опере "Орфей и Эвридика". Как так случилось, что мой сон попал в ваш рассказ? мистика
( 1 comment — Leave a comment )