?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как низко мы пали

  • 11th Aug, 2004 at 11:50 PM
grafiti
Сегодня снова был на пляже - и мне удалось понаблюдать за происходящим.

Если бы я был литкритик Пирогов, то я бы начал свои путевые заметки с фразы "Вялые волны лениво и бессмысленно облевывали мутной пеной пляж". Но я не Пирогов, мне про "лениво облевывали" не интересно и вообще я не люблю природу.

Вместо этого я пристально вглядывался в отдыхающих на пляже - пытаясь понять, кого же они мне напоминают. И потом понял. И поразился тому, как низко мы пали.

Человек может быть хоть самим королем Англии или даже вашим непосредственным начальником, но в голом виде на пляже он беззащитен как сгусток манной каши. Его функциональность можно полностью "выключить" просто запустив пригоршню песка ему в лицо.

Человек беззащитен перед осой ("медленная реакция"). Беззащитен перед острым камушком, который случайно оказался на пути ("глаза потеряли былую зоркость глаз великих приматов"). Без крепкой дозы защитного крема он с шипением сгорит на солнце как жареная тыква ("деградация кожи"), а если вода в море холоднее на один градус чем вода в ванне, то он умрет от холода ("плохая кровь").

На глубине больше метра он захлебнется ("потерял жабры и вообще разучился плавать"). На глубине меньше метра он "нырнет головой вниз и не вынырнет" ("слабый позвоночник, проблемы с интеллектом").

Человеческих детенышей нужно все время держать, чтобы они не насыпали песка друг другу в глаза ("плохо с инстинктами") или не съели дохлого червя ("плохо с рудиментарными знаниями") или не свалились с дерева ("плохо с рефлексами").

Следя за толпой отдыхающих пляжников, я все ждал, когда же начнутся красивые битвы голых самцов за бесучастную, горделивую обнаженную самку. Какое там. Сидят по своим одеялам, жуют сырки и йогурты. Абсолютно к любой красивой самке можно подойти и просто взять ее без боя - а если будет какая-то вялая попытка протестовать, то, как я уже сказал, пригоршня песка в лицо более слабому самцу решает дело. Беда только в том, что и горделивую обнаженную самку в этой толпе трудно найти - все больше попадаются... ну, не буду объяснять кто, я не Пирогов - и так понятно.

Удручающая картина.


Comments

( 7 comments — Leave a comment )
pavolga wrote:
11th Aug, 2004 21:55 (UTC)
но ведь зато осталась способность всё это анализировать (хорошо с мозгами)
speakingstone wrote:
11th Aug, 2004 23:35 (UTC)
Подобную картину я часто наблюдал в Славном Граде Новороссийск.

Приезжие называюцца там - "бодычи".
В свое время, будучи отроком, я всячески старался быть на "бодыча" непохожим..:-) Доходило до смешного: я , по приезду, мчался на пляж (на крышу одного из домов, где обитают мои родственники) и подставлял части тела знойному летнему Солнцу, дабы изничтожить мертвенную бледность кожи и стать ака Настоящий Индеец :-)

...Время борьбы за самок прошло.
В России, также, "победа" над Прекрасной Дамой очень часто определеяцца величиной суммы в нее "вбуханной". (Самое жуткое, когда в эту Даму ты еще и влюбляешься...)

Вывод: Настоящих ЖЖенщин искать следует не там :-)
suhov wrote:
12th Aug, 2004 02:35 (UTC)
А вот помню отдыхал я на побережье Чёрного моря.. вот там жизнь кипела..
bujik wrote:
12th Aug, 2004 19:02 (UTC)
Александр, ГДЕ Вы были на пляже? В Англии. Чего ж от нее ждать? :-) Вы бы по Крымским пляжам прошлись ... Ой ...
nasha_sasha wrote:
12th Aug, 2004 19:07 (UTC)
Да вот я и чувствую, что "что-то не то"...
bukky_boogwin wrote:
13th Aug, 2004 03:01 (UTC)
Просто похожая иллюстрация:

"Я заранее знал, что именно я увижу возле воды. И все же, когда я подошел достаточно близко, чтобы убедиться в правильности своих предчувствий, у меня перехватило дыхание: все-таки это было слишком! На светлом песке моего пляжа собралось все, что я когда-то ненавидел - бессильной, мимолетной, неосознанной, но мучительной ненавистью. Безобразно толстые тетки в ярких купальных костюмах, с нагревшейся на солнце пищей в бесчисленных пластиковых пакетах, и их тонконогие пузатые спутники, вяло сосущие теплое пиво из раскаленных бутылок; томные ляжкастые девицы в сползающих бикини, с противными кусочками бумаги на своих драгоценных носах, ревниво косящиеся на такие же вялые телеса разлегшихся рядом потенциальных "соперниц", и их кривоногие кавалеры - почему-то обязательно в вонзающихся в тело тесных плавках, все до единого! - малиновые от солнечных ожогов, поскольку даже у солнца не выдерживают нервы, и оно пытается испепелить все это человеческое безобразие вместо того, чтобы одарить их ровным шоколадным загаром, для подавляющего большинства этих красавчиков совершенно недостижимым... Я вдруг вспомнил один из своих походов на пляж, вместе с родителями - мне было лет пять, или того меньше, ужасный возраст, когда уже начинаешь осознавать абсурдную абсолютную зависимость от воли окружающих тебя взрослых, а стратегия "партизанской войны" с ними еще не продумана - это был всего лишь один из многих походов на пляж, ничего особенного тогда не случилось, вот только вернувшись домой я тихонько спрятался в кладовке и ревел там в полной темноте, уткнувшись в пропахшую нафталином полу старого пальто. "Я не хочу быть большим дядей! Заберите меня отсюда!" - Повторял я сквозь слезы, обращаясь неизвестно к кому, испытывая абсолютный ужас при мысли о том, что дальнейшее пребывание среди этих опасных уродливых существ приведет к тому, что у меня вырастет живот, побагровеет лицо, а потом... потом я умру, разумеется, а что же еще мне останется!

- Какая роскошная идея! - Дрожащим от гнева и восхищения голосом прошептал я. - Не знаю, кто решил загадить мой прекрасный Мир этим человеческим мусором, но это действительно великолепная идея: дать мне возможность убить их всех, за один присест!

А потом я окончательно утратил человеческий облик, боюсь, что в самом прямом смысле этого слова... Я вихрем несся по светлому песку пляжа, и мои руки, превратившиеся невесть во что, разносили в клочья розовые тела пляжников.

- Это мой Мир, понятно? - Орал я, чувствуя, как мой рот перекашивается от неописуемого наслаждения. - Здесь все будет так, как я хочу! А вас я не хочу, поэтому убирайтесь, твари! В ад, в Анталию, на Золотые Пески - куда угодно!

Иногда они просто умирали, как умирают обыкновенные люди, но иногда я успевал заметить, что мясистая плоть темнеет и съеживается, как сгоревшая бумага... Честно говоря, мне было все равно".

Макс Фрай, "Тень Гугимагона"

А вообще-то Вы, думаю, слишком категоричны. Могучим и красивым зверям природа дала все с рождения, с самого начала, и не могла не дать, потому что без этого им не выжить, их просто сожрали бы, не имей они силы и ловкости (и создаваемой ими красоты). То же и с древним человеком, вынужденным полагаться на силу мышц. А теперь... нам, нынешним людям, для выживания нужно другое, и этим-то другим мы и заняты в первую очередь, а остальное - кого-то хватает на то, чтобы заботиться еще и о силе и грации, а кому-то не до этого. Зверю все дано изначально, а у нас есть разум, и все остальное в себе мы должны сделать сами. И мы делаем - да, медленно и трудно, да, часто оказываясь ниже их, но все-таки делаем! И сделаем рано или поздно.
bukky_boogwin wrote:
13th Aug, 2004 03:02 (UTC)
И отдельно по поводу горделивых обнаженных самок - просто еще одна цитата. Не совсем по теме, но близко.
"Пацифистским разговорам насчет "милитаристского воспитания народа" он не
придавал тогда ни малейшего значения, а был полон страстной памяти о героике
барства, насилия и гонора. Он участвовал в скачках, дрался на дуэлях и
различал только три вида людей - офицеров, женщин и штатских; последние
представляли собой физически неразвитый, презренный по своим умственным
способностям класс, у которого офицеры уводили жен и дочерей. Он предавался
великолепному пессимизму; ему казалось, что раз ремесло солдата есть такое
острое и раскаленное орудие, то этим орудием надо сечь и резать мир ему же
на благо.
Хотя с ним, на его счастье, при этом никакой беды не стряслось, однажды
он все-таки сделал некое открытие.
В одной компании у него вышло с одним знакомым финансистом маленькое
недоразумение, которое он хотел; уладить с обычным блеском, но оказалось,
что и среди, штатских есть мужчины, умеющие постоять за женскую. часть своей
семьи. Финансист переговорил с военным министром, с которым был знаком
лично, и в результате Ульрих имел долгую беседу со своим полковником, в
которой ему, Ульриху, была разъяснена разница между эрцгерцогом и простым
офицером. С тех пор его больше не радовало ремесло воина. Он ожидал, что
взойдет на арену потрясающих мир приключений, и вдруг увидел, как на широкой
пустой площади буянит пьяный молодой человек, которому отвечают одни лишь
камни. Поняв это, он простился с неблагодарным поприщем, где только что
достиг чина поручика, и бросил службу".

Роберт Музиль, "Человек без свойств".
( 7 comments — Leave a comment )