?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

rabotka2
Я уже так долго слушаю переговоры чаек за окном, уже почти 4 года...

За это время я, кажецца, в какой-то мере научилась понимать по-чаечному. Ну, на базовом уровне. То есть я могу по интонации чайки понять, случилось что серьезное или просто грубо базарят, или хитро сплетничают, или деляцца своими особыми чаечными шуточками, явно очень смешными. По крайней мере чайка - единственная известная мне птица, которая точно умеет смеяцца, причем смешков у них несколько, на разные случаи.

В отличие от других птиц, чайки часто говорят длинными, вокальными фразами. Это не то, что ворона, которая знает токо одно слово "кар", повторяемое на разные лады (чаще даже на один лад, выходит очень сиротливо). У чаек же огромный интонационный репертуар. К этому можно прибавить, что у них есть некие явно ритуальные, "соборные" темы и мотивы, которые требуют нескольких чаек.

Миня токо удивляет, когда же они спят? Их голоса слышны и рано утром, и днем, и вечером, и конечно ночью. "Ночью особенно". Может, они спят по очереди ("стерегут стаю")? Они ведь хищники, может они умеют спать "стремительным и чутким сном штирлица", в кратких перерывах между налетами на добычу?

* * *

А вообще я сегодня в этой связи обдумывала такой жанр: хроника собственного прогрессирующего безумия. Типа да, я сумасшедшая. Уже научилась понимать (немного) по-чаечному, что дальше? Это ведь "токо начало". Буду день за днем записывать очередные проявления своей ненормальности. Я в сущности уже вполне ненормальна. Трудно объяснить, в чем это заключаецца. Ну хотя бы взять то, что миня это совершенно не пугает (хотя должно). Я вижу, как я становлюсь "дикой". Как если представить сибе животное, которое движецца не в сторону многовекового одомашнивания, а в противоположном направлении. "С каждым годом уходит все дальше в тайгу".

И в этом есть некое удивительное упоение. Как будто бредешь босиком по лесному ручью, по щиколотку в воде, и этот ручей куда-то ведет, причудливо изгибаясь, а по обеим сторонам ручья сначала идут просто пушистые травинки из которых ветер вытряс засохшие на солнце семена, потом они постепенно становяцца все более буйными, пока не превратяцца в толстенький травяной сухостой, а там уже идут высокие столетники в Человеческий рост, непроходимые тысячелистники, гигантский конский щавель, бурьян и все такое.

Дальше, разумеецца, ручей становицца все более и более глубоким, "и вот уже неожиданно ношки перестают доставать до дна", это такой момент отрыва от реальности.

И вот об этом чайки тоже друг с другом говорят.

Ну или я просто в детстве ричарда баха чересчур начиталась, не знаю.