?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

rabotka2
Между прочим, если у вас друг поляк, то это будет скорее всего очень верный друг.

Я просто вспоминаю своего бухгалтера, Роберта. Он был очень преданным, очень. Поляк во втором поколении, но очень польский. Все время миня спасал от всяких финансовых, репутационных, техногенных и автодорожных катастроф, периодически. При этом все время цедил сквозь зубы: "Не подпускайте ее на Выстрел к Финансам! Вообще! От Слова Совсем!"

Даже когда у миня не было денег ему заплатить за работу (то есто практически постоянно), он все равно исправно вел мой офис, заполнял бесконечные счета и бумажки, отвечал за миня на письма из налогового управления и при этом еще терпел все мои взбрыки (которых было много) и разные нетривиальные варианты.

В сущности, по земным понятиям он был близок к ангелу.

Ну и это не единственный случай. Остальные мои друзья поляки были тоже очень верными и преданными. Все, кроме Кшиштофа. О Кшиштофе мне честное слово как-то неприятно рассказывать, можно я не буду?

* * *

С украинцами было по-другому. Я еще застала старое поколение украинской эмиграции в Англии, фактически выходцы из досоветских украинских галичанских семей, правдами и неправдами оказавшиеся в Лондоне Бох знает скоко десятилетий назад. Они отличались лютой ненавистью одновременно к таким контрастирующим предметам как к Царю, жидам, коммунистам, православным, москалям и полякам. И еще, в довершение ко всему, к неграм.

С неграми это ваще. Я просто помню, я однажды ужинала в ресторане на Бейсуотер с давним другом из "Виртуозов Москвы", мы болтали естественно по-русски. К нам подсел дед в гиммлеровском пенсне, ужинающий со своей старушкой, за несколько столиков от нас. "Я услишайл рюйсскую рейч, я есть украинец старого поколения из Флориды, а скажите, у вас в России тоже тепьерь много чьорных как и у нас?"

То есть бедный дед еще помнил "белую америку". И его это беспокоило в такой степени, что необходимо было, услышав русскую речь за несколько столиков, настроицца локаторами на нее, и, не услышав ничего про негров, немедленно явицца к нам за столик с напоминанием главной темы, от которой мы отвлеклись, разговаривая про квинты и терции.

Все это и смешно и грустно. А жизнь, жизнь она и проще и сложнее...