?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Апология гада

  • 2nd Aug, 2004 at 4:12 AM
grafiti
Один из самых уродливых предметов в мире, которые я недавно наблюдал - это шмель. Жирное, жадное, неуклюжее волосатое животное, слепо впивающееся своей тушкой в сердцевину цветка. Цветок после этого "можно выкидывать", а жирный шмель переваливается на следующий цветок, потом на следующий, потом на следующий, и так до бесконечности. Пока не лопнет.

Любопытно при этом, что шмель совершенно бессовестным образом опоэтизирован в разных памятниках культуры, от литературных до музыкальных. А ведь в шмеле нет ничего эстетически хорошего. Только безобразное.

Людям вообще свойственно восхищаться чем угодно, если оно умеет летать. Создания, живущие на деревьях и кустах уже воспринимаются с некоторой долей опасения. Водяные твари тоже, в общем, принимаются как положительные, но без энтузиазма, отданного летающим полезным, бесполезным и вредным тварям. А вот все земляные животные, типа змей, улиток, ящериц, жуков и пауков - их человек люто ненавидит, постоянно приписывая им какие-то особые качества ("пригрел на груди змею", "слизняк", "слепой как крот", "гады", "окутал паутиной преступлений", "тот еще жук").

Для сравнения: возьмите крысу, и возьмите ту же крысу, только летающую - какого-нибудь "ястреба" или "сокола". Сколько поэзии в самом звучании слова "ястреб" и "сокол"! И сколько осуждения, презрения и гадливости в слове "крыса". Никто никогда не услышит, даже в страшном сне, как в метро объявляют: "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - "Крыса". А "Сокол" - сколько угодно.

Город "Орел" - о как! Орленок, орленок, взлети выше солнца. Орлиный взор - напор, изящный поворт. Орлята учатся летать. Один сокол - Ленин, другой сокол - Сталин. Даже хореограф Миша Беркут был в свое время в почете (несмотря на некоторые его "трудные качества"). Золотистый шмель, та-та как хмель. Даже жуку все прощается, если он "майский" (т.е. летающий). Даже блоха выигрыает перед вошью только лишь в силу того, что прыгает высоко (а вреда, между тем, приносит больше).

Чем ближе к земле, тем хуже. Чем дальше от нее - тем "благородней".

Языческие предрассудки, на уровне инстинкта сидящие по-прежнему в нас? Зависть? Страх смерти ("гробовая змея", "могильный червь")? Патологическая нелюбовь ко всему, что не выше нас?

Или искренняя, честная мечта все-таки когда-нибудь действительно взлететь?


Comments

kelar wrote:
10th Aug, 2004 02:45 (UTC)
Когда ранней весной, в ливень, к нам в окошко залетел шмель, он был таким жалким и несчастным, таким заморенным, что я бы поверила, что он дрожит от холода. У него не хватало сил даже жужжать. Такое воплощенное обещание лета, замерзающее у нас на кухне. мы дали ему тарелочку меда. Я никогда не видела, чтоб так жрали. Он присосался и ел/пил несколько десятков минут. Когда он отполз от меда, он с трудом передвигал лапами. Но как он выглядел : мохнатый, пушистый, толстый самоуверенный. Мы дождались конца ливня и отправили его домой. И я точно знаю, что без этого шмеля, моя весна была бы гораздо менее теплой.
Кстати, они же почти не едят, мы скорее всего накормили все гнездо :-).

Воронье - это пример негативного отношения, сорока - воровка, баклан...
nightguest wrote:
10th Aug, 2004 19:01 (UTC)
забавно %)
у меня где-то фотки лежат, как я цикаду с ложечки йогуртом кормлю :)