?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Спасение"

  • 7th Dec, 2015 at 9:20 PM
b_shotmedown_2
Вот поэтому я всегда и любила лен и *не* любила хлопок.

За то что хлопок делают в Узбекистане, Туркменистане и прочих "станах".

Стан это такой стон...

Там даже дети этот хлопок вынуждены "делать". Мне одна бывшая девочка, ныне пожилая уже тетенька, рассказывала, как они там этот хлопок в детстве вдыхали во время урожая и он на них психоделически действовал. Скорее, тетя была просто опиатная наркоманка, я не разбираюсь. Она там потом уже в эмиграции прогрессировала, вроде, в какие-то китайские кулуары, где опиумными бутонами расписывали "обнаженное женское тело", типа от этого очень хорошо и спокойно становицца. Опять же, по опиатам я полный профан, так что судить не берусь.

Теперь вот эти, с черным флагом, оказываецца они этот хлопок тоже там "делают", потом толкают. Небось, как всегда: женщины и дети, дети и женщины. А маленький дерганый мужичёк с большой головой и на тонких нескладных ношках (обязательно в белых кедах) их подталкивает: давайте, типа, побыстрее и побольше, а то прикладом ПЗРК щяс как заеду, за то что я блин мущщина.

* * *

Кто на западе живет, те обычно понимают: если какая шмотка стоит в магазине меньше какого-то переломного рубежа, это гарантированно означает детский труд. Поэтому сознательные Люди такое обходят стороной: не надо поощрять.

* * *

Потому что у детей, в станах и не-станах, стоко много всяких других, не менее важных, чем сбор хлопка, дел: им надо еще и кузнечиков в поле с золотистыми колосьями половить, и за бабочками тигристой расцветки с сачком побегать, и прекрасных желто-зеленых "лимонниц" за бархатный хвост поймать, и объяснить божьим коровкам, куда им надо лететь ("полети на небо, принеси нам хлеба"), накормить пойманного паука скомканными, захватанными бежевыми ночными бабочками с трагическими черными глазами, выкопать из земли глинистого червя с квадратным сердцем, чтобы привязать его к предательски размокающей в воде бечевке - в страшной надежде, что именно на него и "клюнет настоящая щука", сунуть трухлявый пень в костер и наблюдать, как многочисленные членистоногие обитатели самых укромных кулуаров прогнившего пня "экстренно" выбираюцца оттуда при наступлении "кризиса", потом пригоршнями собирать теплую уютную белую золу ("совсем не горячо"), потом ходить по зарослям малины выше собственного роста, то есть это бесконечный, огромный мир, меняющийся каждую секунду, в котором надо не токо участвовать, но и пристальным дерзающим взглядом успевать его переоценивать и валить, валить палочкой-мечом батальоны наступающей на нас безжалостной крапивы, которая почти полностью уже нас окружила, но остаецца еще одна тоненькая тропинка, и вот она и есть наше настоящее спасение.

Главное - увидеть эту тропинку.